№5 2017

№5 2017

БОНДАРЕНКО Вячеслав Васильевич
родился в 1974 году в Риге (Латвия). С 1991 года живет в Минске (Беларусь).
Впервые опубликовался в 1984 году в ленинградском журнале «Костёр». Автор 25 книг исторической прозы и публицистики, в том числе биографий П. А. Вяземского (2004) и Л. Г. Корнилова (2016) в серии «Жизнь замечательных людей». Лауреат Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский» (1-е место, 2014), Премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение» (2011), двух премий министра обороны Республики Беларусь в области литературы и искусства (2013, 2015). Награжден медалью Пушкина. Член Союза писателей Беларуси и Союза писателей России.

Конкурс как ворота в большую литературу

Ежегодная литературная премия «Капитанская дочка» была учрежде-
на правительством Оренбургской области и Союзом писателей России в память о посещении Оренбургского края Александром Сергеевичем Пушкиным.

С самого начала было решено, что будут выпускаться сборники произведений дипломантов и победителей пушкинского конкурса с периодичностью в три года и под названием «Здравствуй! Это — Я!».

Недавно из печати вышел очередной, четвертый по счету, альманах, куда вошли произведения конкурсантов 2013–16 годов.

Составителем сборника стал Геннадий Федорович Хомутов, член Союза писателей России, руководитель Оренбургского областного литературного объединения, носящего имя В. И. Даля.

С напутственным словом «Пушкин — это океан» к читателям альманаха обратился главный редактор газеты «Завтра» А. А. Проханов.

В предисловии лауреата Горьковской премии Александра Неверова дается подробный и заинтересованный обзор представленных в книге произведений самых разных жанров. Здесь и поэты, и прозаики, и краеведы.

Для одних авторов — это первая профессиональная публикация, для других, ранее достигших успеха в творческой деятельности, — новая, не менее значимая, встреча с читателем.

Доброго Вам пути, оренбургские таланты!

Илья КИРИЛЛОВ
ПРОВОДЫ
Городок в три квартала, по торбе на каждом горбу,
чем-то с путником схож, натрудившим в скитаниях ноги,
что, в село на закате войдя, постучались в избу
и стоят на пороге,
и осенней листвы набивается полный карман,
и ложится туман от реки до ближайшей заставы…
Отбывает состав. Приближаются дни ледостава.
Ты глядишь на часы. Я листаю затёртый роман.
Здесь разводят костры, да и пригород охрист и ал.
Возникая вдали, станционный гудок-пересмешник,
как беспамятства сон, настигает и бьёт наповал,
и последний обходчик здесь ладит последний скворечник.
Здесь босяк суховей по окраинам пегим бежит
и, срывая бельё, за околицу волоком тащит.
Здесь, врезаясь нахрапом в соломенные рубежи,
полуночный экспресс воспалённые бельма таращит.
Захолустьем зовутся тот выезд и эта гряда
городских тополей, отороченных ряской заката…
Не прощайся, не смей! — нам одна и звезда и беда
в этих парках пустых, нас с тобой приютивших когда-то.
Не прощайся, не лги! Нам от рода на тёмном роду
чьей-то волей дурной предначертано стать у дороги,
на исходе времён задыхаясь в тоске и бреду
и встречая в лицо похоронные чёрные дроги.
Не стремленьем твоим, но свинцовым томленьем моим
обретает округа подобие лика и взора.
Лишь ступи за порог — и навеки опустится дым,
и качнётся у ног крестовидная тень семафора.
Что там зреет в тумане? Что тлеет? Дорожной сумой
сиротливое сердце под ношей своей тяжелеет
и, лелея обиду, свой ход оборвать не умеет,
и немеют уста, что разомкнуты страстью самой…
Как репей на пути, обречённый принять без остатка
всё, что гневный чугун выговаривает по слогам,
я стою на перроне. Один. Объявляют посадку.
Затопив окоём, подбирается полночь к ногам.
Так гляди же, сверчок, приживальщик, нахлебник, иуда,
как темнеет ограды узор остывающий и
за вагоном вагон исчезает во мраке, покуда
жизнь теряет разбег и ложится на плечи твои.

Владимир Карпец
(1954–2017)
Ушёл из жизни Владимир Игоревич Карпец — выдающийся русский философ, историк, прозаик и поэт. Он был человеком уникальных дарований, вдохновенным искателем неизъяснимой «русской тайны», определяющей жизнь нашей страны на протяжении всей её истории. Он искал эту «тайну» в вековых лесах, в произведениях отцов православной церкви и философов, в архивных документах, проливающих свет на дела и поступки «сильных мира сего».
Он не боялся идти против течения, писал о том, во что искренне верил, пусть даже это казалось окружающим чем-то заумным и далёким от реальности. Но время часто подтверждало его правоту.
Владимир Карпец был другом и автором «Роман-газеты». В нашем журнале увидели свет два его замечательных романа с «песенными» названиями: «Любовь и кровь» («РГ» 2011, № 9, 11) и «Как музыка или чума» («РГ» 2013, № 4). Это «долгоиграющие» произведения с «заархивированным»смыслом, который, как переводная картинка, всё явственнее и явственнее проявляется по прошествии времени. Романы Карпца (он настаивал на таком написании своей фамилии) — это и есть прикосновение к «русской тайне», которую он всю жизнь разгадывал.
Коллектив и редколлегия журнала выражает соболезнование близким покойного и скорбит вместе со всеми, кому был интересен и дорог этот уникальный человек.